8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Социальное предпринимательство станет трендом 2019 — 2020 года

Электронный журнал о благотворительности

Филантроп

Primary Navigation

Новый закон о социальном предпринимательстве: профессиональный разбор

26 июля 2019 года официально опубликован и вступил в силу федеральный закон № 245-ФЗ, который ввел в законодательство Российской Федерации понятия социального предпринимательства и социального предприятия.

О главных изменениях и о том, как устроен социальный бизнес в других странах, – юрист филиала благотворительного фонда «Чаритиз Эйд Фаундейшн» в России Константин Воробьев.

Что поменялось после принятия закона?

Наконец компании малого и среднего бизнеса смогут претендовать на статус социального предприятия. Для этого есть несколько условий – чтобы бизнес компании был направлен на достижение общественно полезных целей и способствовал решению социальных проблем.

Что дает государство?

По закону государство обязано предоставить социальному предприятию имущественную (в частности, субсидии), информационную и иную поддержку.

В чем преимущества ведения деятельности в форме коммерческой организации?

Это, прежде всего, упрощенная регистрация компании, отсутствие отчетностей об использовании имущества, расходовании средств, реализации программ, понятный бухгалтерский учет и налоговый режим.

Особенности деятельности организаций в сфере социального предпринимательства

2. Достижение общественно-полезных целей

2. Извлечение прибыли

2. Извлечение прибыли

государственная поддержка, налоговые льготы

Почему тогда всё чаще выбирают форму некоммерческой организации?

Ответ несложен – широкие источники формирования имущества – пожертвования и гранты, которые доступны преимущественно некоммерческим организациям. Хозяйственная деятельность социальных предприятий не отличается высокой доходностью, в связи с чем учредители вынуждены искать дополнительные источники финансирования, которые сильно ограничены у коммерческих юридических лиц.

На преодоление описанного дисбаланса направлены законодательные изменения.

Вернемся к началу: что такое социальное предпринимательство?

Единого и точного ответа не существует, но если исследовать правовое положение социальных предприятий от Бельгии до Южной Кореи, в подавляющем большинстве их будут объединять следующие черты:

1) коммерческая деятельность . Непрерывная предпринимательская деятельность, связанная с производством товаров, оказанием услуг и выполнением работ отличает социальное предприятие от традиционной некоммерческой организации: социальное предприятие на постоянной основе вовлечено в производство продукции, предоставление услуг населению, поэтому именно хозяйственная деятельность представляет главный признак социальных предприятий, способ их существования.

2) основная цель деятельности — некоммерческая . Социальное предприятие может быть нацелено на извлечение прибыли, но это должно быть второстепенно, хозяйственная деятельность лишь выступает способом решения социальных проблем, служению общественным интересам.

3) запрет или ограничение распределения прибыли . Указанный критерий направлен на обеспечение приверженности организации некоммерческим целям деятельности и применительно к некоторым странам обусловлен возможностью как коммерческих, так и некоммерческих организаций претендовать на ведение деятельности в статусе социального предприятия. Так как цели должны быть связаны с осуществлением деятельности в общественно-полезных целях, прибыль (полностью или частично) должна быть реинвестирована в деятельность организации – повышение условий труда, найм высококвалифицированных работников, расширение производства. Применительно к европейским социальным предприятиям возможность распределения дивидендов от предпринимательской деятельности между учредителями колеблется от 30 до 40 процентов. В России ограничение в 50 процентов предусмотрено частично – для определенных видов деятельности.

Заметно часто встречаются особенности, которые присущи не обязательно каждому социальному предприятию: использование как оплачиваемого, так и волонтерского труда, выражение общественного интереса определенной социальной группы, демократическое (общественное) управление, когда право принятия решений не основано на взносах в уставной капитал, — но они отражают социальную и правовую сущность, вектор развития социального предпринимательства.

Частные дома престарелых, школы и санатории для инвалидов, экологические компании по переработке мусора, социальные супермаркеты и столовые для малоимущих граждан, charity shops, производства одежды для инвалидов, спортивные школы, службы поддержки, предоставляющие занятость людям с ограниченными возможностями – продают товары, оказывают платные услуги, то есть осуществляют коммерческую деятельность, однако главная цель их существования не извлечение прибыли, а улучшение жизни определенных социальных групп.

Таким образом, организации, учрежденные изначально в правовых формах коммерческих организаций, принимая некоммерческие цели деятельности и запрет/ограничение распределения прибыли, по своей сущности приближаются к некоммерческим, получая взамен благоприятный режим деятельности, индивидуальный для каждого государства – это могут быть налоговые льготы, доступ к дополнительным источникам финансирования (специальные гранты, государственные субсидии, пожертвования), иная государственная поддержка. В связи с парадоксальным сочетанием коммерческого и некоммерческого социальные предприятия именуют гибридными организациями.

Кто по закону может стать социальным предприятием?

По закону на статус социального предприятия и государственную поддержку могут рассчитывать компании малого и среднего бизнеса, которые соответствуют следующим критериям:

  • трудовая интеграция (обеспечение занятости инвалидов, одиноких или многодетных родителей, пенсионеров, беженцев, малоимущих граждан или других категорий при условии, что их доля составляет не менее 50% от общего числа работников, а расходы на оплату труда – не менее 25%);
  • реализация товаров, производимых лицами из приведенных выше категорий (доля доходов от деятельности – не менее 50% от общего дохода, а реинвестирование прибыли – не менее 50% от общего размера прибыли;
  • производство товаров для лиц из приведенных выше категорий с целью компенсации ограничений их жизнедеятельности (доля доходов от деятельности – не менее 50% от общего дохода, а реинвестирование прибыли – не менее 50% от общего размера прибыли) по направлениям: оказание социально-бытовых, социально-медицинских, социально-психологических, социально-трудовых и иных услуг;
  • деятельность, направленная на достижение общественно-полезных целей, по оказанию педагогическо-социальных услуг, организации отдыха и оздоровления детей, в сфере дошкольного образования, по обучению работников и добровольцев социально ориентированных НКО, культурно-просветительская и иная деятельность (доля доходов от деятельности – не менее 50% от общего дохода, реинвестирование прибыли – не менее 50% от общего размера прибыли).

Как это устроено в других странах?

Статус социального предприятия, на который могут претендовать только субъекты малого и среднего предпринимательства, закреплен в России, однако есть и иные способы правового регулирования положения субъектов социального предпринимательства: в таблице ниже приведены основные модели.

Читать еще:  Техническое оборудование для производства металлических дверей

(Бельгия, Россия, Италия, Южная Корея, Словения, Финляндия, Вьетнам, и др.)

— определенный круг субъектов (только коммерческие организации; коммерческие и некоммерческие организации);

— критерии соответствия для получения статуса;

— специальный орган исполнительной власти, ответственный за назначение и отзыв статуса социального предприятия

— перечень организаций, имеющих статус;

— система государственной поддержки.

(Германия, Италия, Испания, США, Великобритания и др.)

— правовой режим деятельности, учитывающий признаки социального предприятия;

— система государственной поддержки;

— прочная связь между деятельностью юридического лица и интересами государства в части реализации политики, направленной на решение социальных проблем, повышения качества жизни населения.

В Германии, Соединенных Штатах Америки, Великобритании в законодательстве существуют специальные организационно-правовые формы юридических лиц для деятельности в сфере социального предпринимательства. Закрепив в учредительных документах некоммерческие цели деятельности организации, учредители могут основать или преобразовать организацию, к примеру, в благотворительное общество с ограниченной ответственностью (в Германии), низко доходное общество с ограниченной ответственностью (в США), компанию общественных интересов (в Великобритании).

Примечателен для рассмотрения пример правового положения низко доходного общества с ограниченной ответственностью в США, выделяющийся отсутствием требований по ограничению распределения прибыли.

Именно направленность целей деятельности отличает низко доходное общество с ограниченной ответственностью (low-profit limited liability company, далее – L3C) от общества с ограниченной ответственностью (limited liability company). Преимущества же общества с ограниченной ответственностью в виде упрощенной регистрации, прав и обязанностей участников (учредителей), условий перехода долей уставного капитала, управления обществом, распределения прибыли etc. сохраняются.

Использование организационно-правовой формы L3C предоставляет юридическому лицу возможность привлекать целевое финансирование от частных фондов по программам инвестирования, созданных специально для коммерческих организаций, имеющих общественно полезные цели деятельности (Program Related Investments, PRI’s). Так, фонд Bill & Melinda Gates Foundation выделил 1,5 миллиарда долларов США на Program Related Investments, 1 миллиард из которых уже распределен между 47 компаниями. Вместе с тем, денежные средства, полученные по PRI’s или в качестве пожертвований от граждан, подлежат налогообложению на общих основаниях, никаких исключений не предусмотрено.

Компании, учрежденные в организационно-правовой форме L3C, крайне разнообразны: от компании SEEDR, занимающейся решением проблем глобального здравоохранения, инфраструктуры и финансовых инноваций, которая в 2009 году получила грант на сумму более полумиллиона долларов на разработку новой линии изолированных контейнеров для транспортировки и хранения вакцин и других лекарств в развивающихся странах, до кофейни “Overflow Coffee Bar” в Чикаго, деятельность которой направлена на развитие местного сообщества и интеграцию жителей района посредством проведения в заведении культурных и просветительских мероприятий.

Когда и как можно будет стать социальным предприятием?

Первое внесение сведений в реестр субъектов малого и среднего предпринимательства о том, что юридическое лицо или индивидуальный предприниматель является социальным предприятием, намечено на 10 апреля 2020 года. На данный момент порядок признания организации социальным предприятием разрабатывает Министерство экономического развития Российской Федерации. В итоге, в реестре субъектов малого и среднего предпринимательства появится графа с информацией о том, что организация является социальным предприятием, это даст возможность компании претендовать на имущественную и финансовую поддержку от государства.

Социальное предпринимательство станет трендом 2019 года

В десяти регионах России стартует масштабная программа поддержки людей с инвалидностью «Действуй без границ»

В Красноярске создана Ассоциация социальных предпринимателей

Дмитрий Медведев утвердил показатели, по которым будет происходить оценка усилий регионов по поддержке социального бизнеса

Глава государства потребовал ускорить принятие закона о социальном предпринимательстве и сократить контрольную нагрузку на бизнес. Он посетовал, что «год мы пропустили» и что ничего нельзя поделать с чиновниками. Между тем, в будущем это дело может оказаться весьма перспективным

Надежда и «Опора»

Владимир Путин во вторник 23 октября выступил на пленарном заседании ежегодного форума «Опора России» — «Малый бизнес – национальный проект!». В частности, глава государства напомнил, что ещё прошлым летом на встрече с представителями НКО в Петрозаводске была достигнута договоренность, что до конца 2017 года будет принят закон «О социальном предпринимательстве». « Это было в июле 2017 года. Заканчивается 2018 год, а воз и ныне там. Год мы пропустили », – констатировал Владимир Путин.

« Я обращаю внимание Министерства экономического развития: надо снять все разногласия, поработать в тесном контакте с парламентариями, с бизнес-сообществом все вопросы, которые до сих пор являются несогласованными, чтобы принять закон в самые короткие сроки , – заявил он. – Также прошу Агентство стратегических инициатив отладить в регионах механизм распространения лучших практик поддержки социального предпринимательства ».

Президент России также поставил задачу сделать более простыми все процедуры создания и ведения бизнеса, в том числе за счет использования цифровых технологий, сделать их необременительными, дружественными для предпринимателей, естественно сохранив баланс между свободой предпринимательства и интересами граждан, общества, государства. Это, уверен президент, позволит создать в России комфортную бизнес-среду.

По словам Владимира Путина, правительство должно отдельным актом установить исчерпывающий перечень отчетности небольших компаний, чтобы « у чиновников, я оговорюсь, у некоторых чиновников не было соблазна с помощью разного рода ведомственных инструкций и приказов, что называется тихой сапой, нагружать бизнес, вводить все новые формы отчетности» . Он возмутился: « Это, к сожалению, происходит ежедневно. Откровенно говоря, не знаешь, что с этим делать? Но вместе с вами будем вырабатывать способы борьбы с подобными явлениями ».

Член президиума «Опоры России» Ирина Капитанова напоминает, что еще до конца прошлого года в планах правительства России было принять изменения в ФЗ-209 «О малом и среднем предпринимательстве», где планировалось на законодательном уровне внести статус «социального предпринимателя». И причина такого затягивания прямого указания президента проста — мало кто в принципе понимает, что должно быть в этом законе, что, собственно, такое «социальное предпринимательство». Специалистов по этой теме в России по пальцам одной руки можно пересчитать, уверена она.

Читать еще:  Оборотносальдовая ведомость Виды и заполнение

Самих «социальных предпринимателей» по статистике прошлого года было порядка 30 тысяч, что, конечно, капля в море по сравнению с теми же самозанятыми, счет которым идет на миллионы, но и их до сих не могут законодательно урегулировать. В связи с этим возникает справедливое беспокойство за судьбу закона, который, вероятно, будет принят в спешке (кто захочет второй раз саботировать прямое указание Путина?), считает Ирина Капитанова. В этой ситуации, добавляет она, можно пожелать депутатам привлечь в рабочую группу профессионалов отрасли и обратится к региональным наработкам. Только при таком развитии событий закон о социальном предпринимательстве имеет все шансы быть не только принятым, но и оказаться весьма полезным и эффективным инструментом для очень большой страты нашего общества.

С облегчением

Социальное предпринимательство — сфера с особой зоной влияния, его главной целью является решение проблем общества, оказание помощи и поддержки в тех моментах, где как правило, обычный бизнес себя реализовать не может, указывает, в свою очередь, управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. Доход в этой сфере является интересом опосредованным, он скорее средство для достижения первичной цели.

Для того чтобы было более-менее понятно, чем важна эта сфера предпринимательства, приведем несколько пояснений, говорит он. Как проявляют себя социальные предприниматели? Как правило, это та сфера услуг, которую рядовые люди стараются не замечать, но она крайне важна для людей с ограниченными возможностями. По сути, это бизнес с ярко выраженной социальной миссий.

Эксперт приводит пример: в регионе существует компания, основная функция которой – продажа специальных автоматизированных принадлежностей, в частности кресел, для передвижения людей с ограниченными физическими возможностями. То есть компания сама проектирует, создает и реализует такие необходимые приспособления тем самым регулярно совершенствуя конструкцию и грамотно используя обратную связь от определенного круга потребителей. При этом она занимается еще и импортом этой продукции, регулярным ее сервисным обслуживанием и сдачей оборудования в прокат. Между тем сама по себе идея такого бизнеса пришла в голову предпринимателю, который сам оказался в такой ситуации – после трагичного случая в жизни, который полностью изменил его возможности передвижения.

Разумеется, признает Илья Жарский, чтобы такого рода социальное предпринимательство могло развиваться, для него просто жизненно важен облегчающий его существование в мире бюрократии и высоких налогов специальный закон, который бы, с одной стороны, гарантировал господдержку в плане субсидий, а с другой — оберегал его от чиновничьего давления на уровне регионов. Это как раз то, о чем беспокоится Путин. Его замечание очень важное, уверен аналитик, поскольку пока что для чиновников бизнес является неразделимым в плане строгости подхода. А то, что он выполняет высокую социальную миссию, дело для них десятое. Закон бы сгладил этот негативный момент и реально облегчил бы жизнь социально ориентированному бизнесу.

Учитывая то, что президент довольно в жесткой форме акцентировал внимание чиновников и общественных деятелей на том, что проблема по-прежнему не решена, можно ожидать, что инициатива начнет двигаться быстрее, соглашается Илья Жарски. Однако, по его словам, вряд ли стоит ожидать принятия закона до конца этого года, так как для того, чтобы закон работал не на словах а на деле, необходимо внести достаточное число правок в ряд законодательных актов. На это уйдет более полугода, если конечно, часть работы ведомствами уже не выполнена. Можно предположить, что реальнее всего закон может быть принят в следующем году, заключает эксперт.

Выгода и общество: как развивается социальное предпринимательство

Летом этого года социальное предпринимательство (СП) получило в российском законодательстве официальный статус и было выделено в отдельную область малого и среднего предпринимательства (МСП). Закреплена законодательно и деятельность социального предприятия.

Согласно новой редакции закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», инициированной Минэкономразвития РФ, такой бизнес направлен на трудоустройство социально не защищенных групп (людей с ограниченными возможностями, сирот, пенсионеров, беженцев, переселенцев и т.п.), производство товаров (работ, услуг) для таких категорий граждан, достижение общественно полезных целей.

По оценке заместителя генерального директора по продвижению новых проектов Агентства стратегических инициатив (АСИ) Ольги Захаровой, в настоящий момент в стране насчитывается порядка 70 тыс. предприятий, которые потенциально соответствуют критериям социального предприятия. Точный перечень компаний с этим статусом в Едином реестре субъектов МСП должен появиться уже в апреле 2020 года.

Важно не пропустить установленные законом сроки подачи документов для включения в реестр — до 1 марта 2020 года, говорит директор фонда «Наше будущее» Наталия Зверева. В дальнейшем, по ее словам, это даст социальным предпринимателям возможность получить господдержку.

Социальный бизнес, как и любой другой, вырастает из решения конкретных проблем потребителей, но при этом решает проблемы социально уязвимых категорий населения. Порой он и вовсе рождается из благотворительности, считает Ольга Захарова: «Это своего рода эволюция благотворительных проектов — финансово устойчивые проекты, направленные на решение социальных задач».

Социальные предприниматели — наиболее активная часть сообщества, считает менеджер проектов Центра общеакадемических образовательных инициатив Института организационного развития и стратегических инициатив РАНХиГС Анна Бурашникова: «Они видят проблемы в сообществе и готовы проявить инициативу в их решении». Но это отнюдь не благотворительность, отмечает она.

Сильной стороной социального предпринимательства является поиск нестандартных бизнес-моделей и механизмов, отмечает в статье в журнале «Мир социального предпринимательства» (2019) директор Центра социального предпринимательства НИУ ВШЭ Александра Московская. При этом предприятия такого типа отличаются высокими коммерческой устойчивостью, уровнем оптимизма и ростом объемов продаж, ссылается она на опыт Великобритании, где господдержка и статистика развития СП ведется более десяти лет.

Начало институционализации социального предпринимательства в России связывают с основанием в 2007 году главой ЛУКОЙЛа Вагитом Алекперовым фонда региональных социальных программ «Наше будущее». Фонд и сегодня предоставляет гранты и беспроцентные займы социальным проектам. В 2012 году, отмечают в НИУ ВШЭ, термин «социальное предпринимательство» впервые появился в федеральных нормативных документах.

Читать еще:  Единая упрощенная декларация за полугодие

Вступление в 2015 году в действие закона «Об основах социального обслуживания граждан» (442-ФЗ), направленного на развитие негосударственного сектора и конкуренции в сфере социального обслуживания, стало еще одним стимулом для СП.

Нынешний этап развития социального бизнеса, по мнению Александры Московской, связан с более глубоким пониманием «социальности» бизнеса — не через отраслевую принадлежность, а через социальное назначение предприятия (куда направляется прибыль, какие блага получают целевые группы, где находятся целевые группы в цепочке производимого СП блага) и закладывает основу гибкости его регулирования.

Спектр задач

Социальные предприниматели решают широкий спектр социальных задач: от дошкольного образования до ухода за тяжелобольными людьми, говорит директор департамента акселерационных программ Фонда поддержки социальных проектов Дмитрий Богданов.

Центр поддержки социальных инноваций и предпринимательства Impact Hub Moscow выделяет три самых востребованных направления в этой отрасли: образовательные услуги для людей разного возраста; трудоустройство лиц с ограниченными возможностями здоровья; экологические проекты.

Государственные фонды поддерживают общественно значимые проекты не только финансово. Фонд поддержки социальных проектов АСИ запустил бесплатную обучающую онлайн-программу для новичков в социальной сфере. При фонде работает акселератор, деятельность которого направлена на повышение бизнес-компетенций, поиск новых каналов монетизации, «упаковку» проектов для привлечения инвесторов.

Всероссийский акселератор социальных инициатив RAISE на конкурсной основе готовит, поддерживает и сопровождает социально ориентированных предпринимателей из молодежной студенческой среды.

Господдержка реализуется и через центры инноваций социальной сферы в регионах. Правительство Югры в 2016 году запустило пилотный проект «Социальные инвестиции» с фондом региональных социальных программ «Наше будущее».

Сегодня СП может воспользоваться, по сути, мерами господдержки малого и среднего бизнеса, предусмотренными нацпроектом «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», — например, через центры «Мой бизнес». Однако вступление в силу поправок в закон о МСП обещает расширение программ поддержки для социально ориентированного бизнеса. По крайней мере, как ранее заявляла гендиректор Корпорации МСП Наталья Ларионова, в корпорации ждали принятия закона.

Законом предполагается, в частности, содействие СП в развитии межрегионального сотрудничества, поиске деловых партнеров, проведении ярмарок, деловых конгрессов и выставок.

«Необходимо продолжать развивать коммуникацию между государством и малым бизнесом, делать ее более понятной и доступной, чтобы предоставляемые возможности были более востребованными», — говорит сооснователь и директор Impact Hub Moscow Екатерина Халецкая.

Совместно с государством

В государственной социальной сфере бизнес способен совершить настоящую революцию, считает Ольга Захарова: повысить доступность, ассортимент и качество услуг, а также оптимизировать бюджетные расходы. «Развитие социального предпринимательства позволяет сформировать экосреду, где во главу угла поставлено не извлечение прибыли, а создание лучших условий для людей с использованием всех имеющихся ресурсов — государства, бизнеса, общества», — считает она. При этом социальный бизнес, госполитика в социальной сфере и благотворительные проекты не соперничают, а дополняют друг друга.

Важно открывать для негосударственных поставщиков рынок бюджетных социальных услуг: детские сады, дополнительное образование, услуги сиделок и многое другое, говорит генеральный директор Фонда социальных инвестиций и член правления «Опоры России» Сергей Голубев.

«Было бы здорово сделать своего рода лабораторию с пилотами для социальных предпринимателей в одной или нескольких госструктурах, — говорит начинающий социальный предприниматель, создатель развивающих наборов для детей Landybox Елена Тимохина. — На примере моего проекта это могла бы быть закупка коробочек Landybox и занятия по ним в отдельно взятом детском саду, обкатка решения, а затем его масштабирование. Подобные лаборатории есть у многих корпораций, было бы интересно воплотить это и с государством».

«Успешный социальный предприниматель — ценный консультант для государства, способный мыслить вне шаблона и находить неординарные решения социальных проблем», — уверена Екатерина Халецкая. К тому же, уточняет она, принятие поправок к закону о МСП способствует росту интереса СМИ к теме социального предпринимательства. А значит, о нем узнает больше людей, и число социальных предпринимателей вырастет. Это очень важно, указывает Анна Бурашникова: «Придание социальному предпринимательству юридического статуса позволит более четко идентифицировать его в информационном пространстве. Население нашей страны пока с трудом различает понятия «благотворительность», «социальное предпринимательство» и «бизнес в социальной сфере».

На краудфандинговой площадке Planeta.ru в 2015 году по инициативе фонда «Наше будущее» появилась отдельная категория проектов «Социальное предпринимательство». Это было сделано для того, чтобы люди лучше представляли себе, что такое вообще социальное предпринимательство как явление, рассказывает PR-директор Planeta.ru Наталья Игнатенко. Однако после «легализации» понятия на государственном уровне оно найдет поддержку у гораздо большего количества людей.

Просто поговорить

В числе ключевых проблем, обозначенных участниками рынка, — нехватка коммуникации, низкий уровень информированности, отсутствие механизмов, которые позволяли бы сделать поддержку социальных предпринимателей эффективной, говорит Ольга Захарова.

«Взаимодействие с государством необходимо как минимум для сопоставления позиций, методов и подходов при решении социальной проблемы. Социальные предприниматели никогда не отказываются от поддержки, прежде всего имущественной (льготной аренды, в первую очередь) и налоговой», — отмечает Дмитрий Богданов.

Кроме того, социальное предпринимательство — крайне сложная сфера бизнеса, со своей спецификой. «У производителей средств технической реабилитации, например, нередко различаются клиенты (те, кто платит) и благополучатели (те, кому нужен продукт). Им нужно проводить разные маркетинговые кампании для этих целевых аудиторий, активно взаимодействовать с Фондом социального страхования и многое другое», — рассказывает Сергей Голубев.

Еще одна проблема основателей социальных стартапов — эмоциональное выгорание. Поэтому важна помощь сообщества единомышленников, которое формируется благодаря площадкам-посредникам и образовательным проектам, обращает внимание Екатерина Халецкая.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector