0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему 99 людей терпят крах в своих начинаниях

10 основных причин, по которым люди терпят неудачи

Неудача, к сожалению, — это неотъемлемая часть нашей жизни. Конечно, провалы не доставляют нам ни малейшей радости, однако они дают возможность учиться на своих ошибках и совершенствоваться. Тем не менее, если вы обнаружили, что слишком часто терпите неудачи, то, возможно, пришло время пристальнее рассмотреть ситуацию. Предлагаем познакомиться с 10 основными причинами, почему люди не могут добиться успеха. Это поможет вам выявить аспекты, требующие дополнительного внимания.

Они не смотрят под ноги, прежде чем прыгнуть

Порой спонтанность, безусловно, идет на пользу. Однако не менее продуктивным является предварительное планирование, которое предшествует работе над какой-то задачей. К примеру, не стоит идти на музыкальное прослушивание совершенно без подготовки. Иначе вы наверняка провалитесь. Вместо этого следует практиковаться до тех пор, пока вы не будете уверены, что готовы.

Их желание не слишком сильно

Часто для того, чтобы получить что-то, вы должны очень сильно этого захотеть. Это будет мотивировать вас сделать все для достижения цели.

Они не ищут альтернативу

Что же делать, если что-то не получается? Попробовать посмотреть на проблему под другим углом. Вы можете сильно удивиться, каких высот можно достичь, просто попытавшись найти другой путь. Это позволяет открыть перед собой новую перспективу, что в конечном итоге приведет к успеху.

Они сдаются

Некоторые люди, однажды потерпев неудачу, сдаются и оставляют свои попытки. Но так вы точно никогда не добьетесь успеха. Поэтому будьте настойчивы, и вы достигнете цели. Даже если вы терпите провал за провалом, учитесь на своих ошибках и идите вперед.

У них нет цели

Вы не можете добиться успеха, если не знаете, чего хотите. Если вы не определились с конкретной целью, то не будете в состоянии найти способ, чтобы достичь ее. Убедитесь, что вы четко представляете, что значит для вас успех. Это поможет вам видеть конкретную цель и работать над ее достижением.

Они не прислушиваются к советам других людей

Человек, который с удовольствием общается с теми, кто уже побывал на его месте, наверняка достигнет успеха. Ведь он слушает советы и учится на опыте других людей. Почти наверняка кто-то способен дать вам рекомендацию, которая способна изменить вашу жизнь.

Они слишком много слушают чужие советы

Плохо вообще не прислушиваться к рекомендациям других людей. Однако впадать в другую крайность тоже не стоит. Поэтому ограничьтесь несколькими людьми, мнению которых вы доверяете, и пропускайте мимо ушей слова тех, кого можно назвать мастерами давать советы, хотя сами они не имеют ни малейшего представления о том или ином предмете.

Они находят слишком много оправданий

Постоянные отговорки не приведут вас к заветной цели. Поэтому вместо того, чтобы искать оправдания для своих неудач, подумайте о том, каковы реальные причины ваших провалов. Чем раньше вы посмотрите правде в лицо, тем скорее сможете собраться и вернуться на путь, который приведет вас к успеху.

Они только говорят, но ничего не делают

Мы все знаем людей, которые только рассуждают о своих планах, но никогда не воплощают их в жизнь. Не становитесь таким человеком.

Они плохо подготовлены

Нередко наши провалы являются результатом того, что мы не слишком хорошо провели подготовительную работу. Поэтому прежде чем дать старт новому проекту, убедитесь, что вы знаете достаточно. Ведь слишком много информации не бывает.

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

Читать еще:  Электронная подпись как сделать самому

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Читать еще:  Какие виды деятельности подпадают под ЕНВД 2019 - 2020

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

ПОЧЕМУ «ВЕСЕЛЫЕ» ФИРМЫ ТЕРПЯТ КРАХ, А «СКУЧНЫЕ» КОНТОРЫ ПРОЦВЕТАЮТ

Cердце глупости — в доме веселья

В бизнесе существуют два вида компаний: “веселые” и “печальные”. Всем “веселым” компаниям предначертан неизбежный Апокалипсис, всем “печальным” – неминуемое процветание. Я не понимаю, в чем здесь собака зарыта, однако, отречься от этой примитивной мысли не могу.

В 1993 году началась моя трудовая деятельность. Первой “веселой” компанией и первым моим местом работы в жизни был СП “Ваньеганнефть”, уже давно канувшая в пучину времени, фирма. Тогда я полагал, что такой стиль работы свойственен всем коллективам — иного еще не видел. Как оказалось СП “Ваньеганнефть” был всего-навсего типичной “веселой” компанией, обреченной на неминуемую гибель.

Вот ее так сказать портрет: Начальники в веселой компании напоминают гербалайфистов и Свидетелей Иеговы одновременно. Пространство офиса наполняется восторженным дурманом. Постоянно случаются мозговые штурмы, бизнес-тренинги, корпоративы, плавно переходящие в адюльтеры. Дисплеи компьютеров увешаны клейкими бумажками: “Зажигайте энергию по всему миру!”, “Начальник всегда прав!”, “Yes we can!”. Высшей ценностью объявляется способность к переменам, перестройке, к какому-то религиозному, волшебному преображению – “Change we need!”.

“Веселая” компания имеет обыкновение расти как дирижабль во время накачки. Это обусловлено ее идеологией – тотальной агрессией и ростом. Руководство словно готовится к вечной жизни и строит “геббельсовские” планы на завоевание всего мира. В коридорах, отделах, офисах появляются стада новых сотрудников, преимущественно юных и сотрудниц, весьма странных по мировоззрению. В такой компании всегда много иностранцев, представителей самых необычных национальностей. Помню, что “Ваньеган” в 1994 году напоминал Ноев Ковчег. Каждой твари было по паре. Кроме сотни американцев и канадцев была пара перуанцев, пара португальцев, а также яванцы, болгарин и множество других народов.

Масса офисного планктона в сравнении с пролетариатом в компании росла экспоненциально. Только одних переводчиков во втором полугодии 1993 года вместо пяти стало 90! Толмачей в Нижневартовске не хватало, и поэтому завозили их из столицы самолетами. У меня сложилось ощущение, что “лингвистов” хватали прямо на Новом Арбате и отправляли на севера. Человек десять из них разговаривали по-английски с трудом. Поначалу вера в светлое будущее “Ваньегана” чудесным образом подтверждалась лихими зарплатами, щедрыми бонусами и бешеной экспансией.

Нигде я не видел такой удали как там. Многие из молодых специалисток по прилету в Нижневартовск получали шикарные трехкомнатные квартиры в “московском” доме. Вся утварь – телевизоры, видеомагнитофоны, холодильники и даже продукты доставлялись им по телефону. Любой сотрудник имел право один раз в месяц бесплатно летать в Москву и обратно. Каждый месяц для тимбилдинга весь персонал отправлялся плавать на пароходе по реке Обь с шашлыками, танцами-шманцами и шампанским. Каждый уик-энд заканчивался интимным файв-о-клоком. Казалось, не будет этому конца.

Следующее место работы — “печальная” корпорация ТНК показалась мне сонным царством. В залитых солнцем помещениях царствовали мухи и благочестие. Среди сотрудников преобладали местные дородные тетки и пузатые мужики. Они здесь были всегда и достались ТНК по наследству от НГДУ имени Ленина. Вместо файв-о-клоков местом вcтречи была столовка, куда во время обеденного перерыва работники ходили кушать манную кашу и компот. На столах вместо кофе и пластмассовых кружек стояли фарфоровые чашечки и чай. Лозунгов и руководителей видно не было. Высший смысл деятельности компании был окутан тайной и недоступен даже начальникам подразделений. Энергичный черно-белый окрас офисов отвергался, но ценилась золотисто-коричневая охра.

Пролетели годы. Я уже давно жил в Москве. Как-то случайно узнал, что жизнь СП “Ваньеганнефть” оборвалась внезапно в конце 90-х. Начался суд, акционеры устроили грандиозный скандал, отцы-основатели скрылись в туманной дали, а сотрудники были выброшены на просторы вселенной. Оказалось, что веселый “Ваньеган” был целиком поглощен через череду слияний печальным ТНК.

Читать еще:  Типовые нормы выдачи спецодежды 2019 - 2020 по профессиям

В июне 2002 года меня пригласили в фирму “ЮКОС”. Фирма эта тогда была в зените славы, поглотила “Арткикгаз”, где я работал до этого. ЮКОС, соответственно, хотел поглотить московских сотрудников “Арктикгаза”. Побывал на смотринах и сбежал через неделю — жаркой страстью ЮКОС мне напомнил приснопамятный “Ваньеган”. Молодых специалистов набирали ежедневно, так, что вскоре стало не хватать сидячих мест. КАЖДЫЙ вечер в вестибюле проходил фуршет из пластиковых стаканчиков, на котором начальники агитировали за светлое будущее.

Больше всего меня изумил американский шеф отделения ЮКОСа. Он был — юным гениальным фриком. Решал сходу уравнения по сейсмологии, которые наши сейсмологи решали неделями, гонял взашей весь этаж – человек 70, которые ютились в полуоткрытых загончиках и играли в Doom. Ей богу, не знаю, чем занимался сам Ходорковский, виноват ли он в злодействах, но меня сей элизиум страсти замучил. После недели корпоративного энтузиазма я оттуда убежал, чем немало удивил американского шефа-фрика. Он почему-то был уверен, что за 2000 долларов в ЮКОС люди должны ползти на карачках, тем более в Арктикгазе я получал всего 850. А две тонны баксов в 2002 году считались немаленькой зарплатой.

Ой, какое же облегчение я испытал после побега! Сердце подсказывало: до добра этот веселье не приведет. В 2002 году я не ведал, что на ЮКОС будет объявлена охота, но все равно мои эстетические наблюдения оправдались вполне. ЮКОС стал разваливаться на куски, сгорая в высоких слоях стратосферы, а его руководитель попал вскоре под суд.

Из постоянных работ ушел я во фрилансерство. Там, на вольных хлебах поработал в короткой командировке в очень печальной компании под названием “ЛУКОЙЛ”. В 2004 году ЛУКОЙЛ показался мне не только печальной, но и какой-то фашистской фирмой. Город Когалым, где она хозяйничает, — тоталитарен и герметичен. Я слышал рассказы бывших сотрудников, что, если ты в неладах с их начальником Алекперовым, то и в Когалыме – вотчине Лукойла тебе делать нечего. Никто в городе ни возьмет тебя на работу даже продавцом в магазин. Можно смело собирать манатки и идти на юг. И город, и вахтовые поселки были похожи на концлагерь, а московское представительство напоминало “Замок” Кафки. Приказы сваливались откуда-то из небытия, не обсуждались и никак не одумывались, несмотря на очевидную абсурдность. В конторах преобладали те же тетки как в ТНК, их мужья и благодать. Тем не менее, ощущалась какая-то тупая, первобытнообщинная мощь, хтоническая сила. Помнится для группы нефтяников-иракцев были наняты английские переводчики, хотя иракцы кроме арабского ни на каком языке не разговаривали. Какая собственно разница? Поработали хорошо, непыльно и выгодно, а ЛУКОЙЛ до сих пор цветет и пахнет.

После печального ЛУКОЙЛа в мои постоянные клиенты попал “Миракс” – фирма, которая строит Москоу-сити, а тамошний начальник Сергей Полонский ест галстуки и посылает в жопу, всех у кого меньше миллиарда. Сначала все было прекрасно. В Мираксе я получал заказы и гонорары из руки одного человека спокойно и ровно. Но начиная с 2007 года Миракс начал бесчинствовать и наполнятся энтузиазмом. В отделе переводов количество сотрудников росло как снежный ком. Появились распорядители заказов, корректоры и координаторы. Нарисовался сложный лабиринт согласований, звонков и схем получения гонораров. Отделы переехали из уютной конторки в свой же недостроенный небоскреб. Появились “пароли и явки”. Небоскреб все более напоминал Вавилонскую башню, а офисы — антропологический музей. В одном только здании соседствовали американцы и французы, узбеки и китайцы, негры и хорваты, японцы и турки, наверное, около 150 этносов в общей сложности. По лестницам как тараканы носились стаи подрядчиков и субподрядчиков. Сам же Полонский пересекал “Атлантику под парусом, летал на самолете под Бронницким мостом, в понедельник нырял с аквалангом на Дальнем Востоке, во вторник катался на снегоходе на Таймыре, а уже в среду принимал в «Федерации» очень высокопоставленных людей.” Стены были увешаны его веселыми фотографиями. Под фотографиями красовались победоносные лозунги: “Я знаю точно невозможное – возможно!”.

В общем это меня мало беспокоило, поскольку я был внештатным сотрудником, но подумалось, что Мираксу скоро придет кирдык…

Но пока все ОК. В настоящий момент долг Миракса приближается к всего 743 миллионам долларов. «Если нам суждено утонуть, мы сделаем это с высоко поднятой головой», — написал глава Миракса в своем блоге.

В Экклезиасте, глава 7, есть такие слова: “Сердце мудрых в доме плача, а сердце глупых в доме веселья». И мне вдруг подумалось, что бизнес в России должен быть негромким и слегка застенчивым. Хозяин же — скромным и слегка в тени. Наверное, этого не знал друг Полонского – Женя Чичваркин, хозяин самой веселой в России телефонной сети. Быть может, этому мало придавали значение Никита Хрущев и Михаил Горбачев.

Зато об этом хорошо помнил семинарист Иосиф Сталин.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector